Базилика Пресвятой Девы Гваделупской - это...

Площадь у знаменитого храма Нуэстра Сеньора де Гуаделупе, расположенного на северной окраине мексиканской столицы, всегда заполнена людьми. В большинстве своем это индейцы и метисы, среди которых женщины в окружении множества детей. Приехавшие со всех концов страны, они идут в эту известную на весь мир церковь, чтобы рассказать о своих горестях и бедах или наоборот, выразить благодарность и признательность Пресвятой Деве Гваделупской, небесной покровительнице Мексики.

Трудно подобрать правильные слова, чтобы объяснить, чем для мексиканцев является Пресвятая Дева Гваделупская. Это краеугольный камень Мексики, ее национальная гордость, символ этнической идентичности мексиканцев, объединяющий людей различных рас, религий и языков. Характерно, что лишь 89 % мексиканцев считают себя христианами-католиками. Но 100 % жителей Мексики называют себя «гуаделупанос» — последователями культа Пресвятой Девы Гваделупской. Известный мексиканский писатель и нобелевский лауреат Октавио Пас иронически писал о своих соотечественниках: «Даже если мир рухнет, мексиканцы все равно будут свято верить в две вещи: в национальную лотерею и Пресвятую Деву Гваделупскую». И если в других странах титул «первой леди», как правило, принадлежит жене президента или другого высшего должностного лица, то «первой леди» Мексики является Пресвятая Дева Гваделупская.

Ее называют Матерью всех мексиканцев. Ее лик реял на знаменах освободительных армий Идальго и Морелоса, сражавшихся за свободу Мексики. К Ней обращаются за помощью все: крестьянин-индеец, озабоченный судьбой будущего урожая; женщина, молящая Деву о здоровье и благополучии своих детей; студент перед экзаменом; футболист перед ответственным матчем; гангстер, собирающийся на рискованное дело; предприниматель, готовящийся подписать выгодный контракт; президент страны, ищущий решения сложных государственных проблем. Ее образ можно видеть повсюду — в бедных индейских хижинах и аристократических особняках, висящим на истрепанной тесемке на груди у крестьянки и на золотой цепочке у студентки столичного университета, на ветровых стеклах грузовиков и на массивных серебряных брелоках от ключей роскошных кадиллаков. Если в доме случилась большая радость, то его хозяин или хозяйка первым делом затеплят свечу перед образом Пресвятой Девы Гваделупской. А в дни самого беспросветного отчаяния зажженные перед ее образом свечи сияют огоньками надежды.

Самая почитаемая святыня Мексики находится на том самом месте, где Пресвятая Дева явилась 17-летнему крестьянину-индейцу Хуану Диего. В субботу 9 декабря 1531 года он шел из Теночтитлана (Мехико) в Тлателолько и на вершине холма Тепейяк неожиданно встретил прекрасную женщину, окруженную облаком света. Ее одежды сияли, подобно солнцу. Она обратилась к индейцу на его родном языке:

«Мой дорогой сын, Я люблю тебя и твоих братьев. Я хочу, чтобы вы знали, кто Я. Я — дева Мария, Мать истинного Бога. Я хочу, чтобы вы построили церковь на этом месте, где ты и твои братья смогут почувствовать Мое сострадание к вам. Все те, кто искренне попросят Моей помощи в работе и в преодолении мук, получат ее здесь, на этом месте. Здесь Я буду видеть их слезы и буду утешать их, и они пребудут в мире. А теперь иди в Теночтитлан и расскажи епископу все, что ты видел и слышал».

Хуан Диего вернулся в Теночтитлан, явился к дворцу епископа Хуана де Сумарраги и потребовал, чтобы его немедленно пропустили к его преосвященству для личной встречи. Слуги епископа с большим сомнением оглядели бедного крестьянина и продержали его в передней несколько часов, раздумывая, стоит ли вообще пропускать этого оборванца. Наконец епископ Сумаррага все-таки принял и выслушал его. К разочарованию юного индейца, епископ сказал лишь, что рассмотрит его просьбу и что Хуан Диего может прийти к нему еще раз, если захочет. Не зная, как убедить епископа, растерянный индеец пошел к холму Тепейяк и неожиданно для себя снова увидел Пресвятую Деву. Он рассказал Ей о своем неудачном походе и робко предположил, что, наверное, было бы лучше, если к архиепископу пошел кто-нибудь другой. «Я могла бы послать к нему многих, — отвечала Дева, — но ты — тот, кого Я избрала». Она велела Хуану Диего на следующий день снова пойти к епископу и повторить просьбу.

В воскресенье, после нового долгого многочасового ожидания, Хуан Диего предстал перед епископом. Выслушав индейца, епископ попросил, чтобы Дева Мария, раз Хуан Диего так убежден в том, что это именно Она, каким-либо знамением подтвердила это.

Хуан покорно вернулся к холму Тепейяк и снова увидел таинственную женщину. «Я дам такое знамение, — сказала она. — Жду тебя на этом месте завтра».

Когда Хуан Диего снова пришел на холм Тепейяк, то увидел расцветший на бесплодной скале пышный куст кастильских роз. Рядом с ним стояла Пресвятая Дева. «Вот Мое знамение, которое Я посылаю епископу, — сказала она. — Возьми эти розы, заверни в свой плащ и отнеси ему. На этот раз он поверит тебе». И когда Хуан Диего предстал перед епископом и его советниками и развернул свой плащ, то все упали на колени: на плаще чудесным образом оказался запечатленным нерукотворный лик Пресвятой Девы — точно такой, каким его видел юный индеец...

На следующий день Хуан Диего в сопровождении епископа со всеми священнослужителями пришел на холм Тепейяк, где была отслужена благодарственная месса. А дома Хуана Диего ждала еще одна новость: его тяжелобольной дядя оказался совершенно здоровым! Он был в один миг исцелен какой-то необыкновенно прекрасной женщиной, которая на прощание сказала: «Призывайте Меня на помощь и назовите Мой образ «Санта Мария Гуаделупе». Современные исследователи убеждены, что последнее слово является искаженным испанским переводом слова «коатлалльопе», что на местном индейском диалекте означает «тот, кто повергает змия» или «тот, кто наступает на змия». Змея, как известно, является древним символом зла.

Нет нужды говорить, что епископ Сумаррага, повинуясь повелению Пресвятой Девы, немедленно начал сооружать на вершине холма Тепейяк храм. Первоначально это была небольшая часовня, которую построили за пять дней. Со дня своего освящения церковь Нуэстра-Сеньора-де-Гуаделупе привлекала к себе множество обращенных в христианство индейцев. За истекшие столетия поклонение Пресвятой Деве Гваделупской отнюдь не уменьшилось, а напротив, еще более возросло. Сегодня базилика Нуэстра-Сеньора-де-Гуаделупе является вторым по популярности местом паломничества в католическом мире после Ватикана.

В существующий комплекс церковных построек на холме Тепейяк, посвященных Пресвятой Деве Гваделупской, входят знаменитая церковь Нуэстра Сеньора де Гуаделупе, а также Новая базилика (1976—1977 гг.), церковь капуцинов, несколько часовен и здание музея религиозного искусства, в котором выставлены многочисленные дары, преподнесенные паломниками Пресвятой Деве. Первая церковь Пресвятой Девы Гваделупской была построена в 1531—1534 годах. В последующие годы она неоднократно перестраивалась и обогащалась новыми элементами. Существующее здание церкви Нуэстра-Сеньора-де-Гуаделупе относится к 1695—1709 годам и являет собой яркий образец испано-американского барокко. Высота золотого купола церкви — 40 м. К зданию примыкают четыре высокие стройные башни, образующие с центральным куполом силуэт, отдаленно напоминающий знаменитый храм Ангкор Ват в Камбодже. Сегодня эта церковь в просторечии носит название Старой базилики. Из-за огромного наплыва верующих в 1976—1977 годах рядом с ней по проекту архитектора Педро Рамиреса Васкеса было построено здание Новой базилики, рассчитанное на одновременное пребывание в нем 10 тыс. человек. В ее алтарной части ныне хранится всемирно известный нерукотворный образ Пресвятой Девы Гваделупской, чудесно отпечатавшийся на плаще индейца Хуана Диего.

Научный интерес к нерукотворному образу возник еще в ХVІІІ столетии. Загадкой было и остается то, каким образом столь детализированное и точное изображение могло быть выполнено на таком грубоволокнистом материале. Более того: шли века, а изображение не нуждалось ни в какой реставрации! Известный мексиканский художник Мигель Кабрера в 1753 году писал, что на протяжении двух лет не менее пятисот раз лично наблюдал, как паломники касались образа руками или различными предметами. Любая другая икона, созданная человеком, давно бы почернела, потребовала реставрации, а то и просто пришла бы в ветхость. Но на чудесном образе из Гуаделупе это не сказалось никак...

За истекшие четыре с половиной века образ Пресвятой Девы Гваделупской осматривался и изучался множеством ученых и мастеров живописи. Систематические исследования нерукотворного образа начались в 1948 году и ведутся уже на протяжении полувека. За это время он был подвергнут самым тщательным лабораторным анализам, большинство из которых затем неоднократно делались повторно. При этом, как и в случае с Туринской плащаницей, всякий раз использовались самые современные технические средства.

В 1976 году, после многолетних исследований, мексиканские ученые Эрнесто Соди Пальярес и Роберто Паласиос пришли к заключению: полотно, на котором запечатлен образ Девы Марии, соткано из кактусовых волокон. Этот материал очень недолговечен и подвержен быстрому разрушению. Максимальный срок существования такого материала — два-три десятилетия. Тот факт, что полотно с образом Девы Марии сохраняется на протяжении уже 470 лет и никаких признаков гниения или распада на нем нет, с научной точки зрения необъясним. К этому следует добавить, что первое время — более двухсот лет! — образ находился в алтаре базилики без каких-либо защитных покрытий — стекла, оклада и т.п., в копоти множества свеч, в дыму кадил. Перед ним ежедневно проходили сотни паломников, на него воздействовали естественные атмосферные процессы (церковь все-таки не герметичная конструкция). И все это не оставило на нем ни малейших следов! Более того: результаты научных исследований показали, что материал, на котором запечатлен образ Девы Марии, по необъяснимым причинам не покрывается пылью, не подвержен влиянию влаги и гнилостных бактерий, воздействию насекомых и грибков.

В 1977 году образ Пресвятой Девы Гваделупской был тщательно исследован американскими и немецкими учеными. В их числе был и Нобелевский лауреат профессор химии из Гейдельберга Рихард Кун. Исследования велись с помощью новейших методов, включавших фотографирование в инфракрасных лучах. Результаты этих исследований заставили задуматься даже закоренелых скептиков: они показали, что образ не мог быть создан человеческой рукой, так как на полотне отсутствуют какие-либо следы грунтовки, разметки, предварительных набросков и т.д., и вообще сам метод, каким этот образ создан, современной науке неизвестен. Исследователи в один голос утверждают, что на полотне нет следов кисти живописца. Ученых поразило и отсутствие каких бы то ни было пигментов естественного происхождения — минерального, животного или растительного. Но синтетических пигментов тоже нет, а кроме того, синтетических красителей в 1531 году и не знали! Установлено, что каждый оттенок изображения представляет собой химическое соединение, молекулы которого непосредственно связаны с тканью. Там, где их нет, нет и цвета, а значит, и изображения.

Факт абсолютной сохранности полотна и красок неизменно поражает всех специалистов, когда-либо бравшихся за изучение образа. Профессор Филип Каллахэн из университета штата Флорида (США), исследовавший чудесный образ в 1979 году, пишет в своем отчете: «Если только одна горящая перед образом свеча выделяет 600 микроватт энергии, то в замкнутом помещении, при сотнях горящих свечей и тысячах приходящих паломников образуется такая агрессивная среда, что в самое короткое время должно было произойти выцветание красок образа, вплоть до его полной гибели... Однако образ Девы Марии Гваделупской обладает удивительной устойчивостью ко всем воздействиям подобного рода». Ф. Каллахэн и его коллега Джоди Б. Смит изучали образ Девы Марии в инфракрасных лучах. Они обнаружили, что при изменении угла наблюдения цвета образа меняются. Это явление известно как иридесценция, и оно не может быть воспроизведено искусственным путем — то есть образ Девы Марии не может быть рукотворным!

А вот еще одна загадка. Реставраторы, работавшие над восстановлением рамы, в которую заключен образ (рама, в отличие от него, рукотворная), случайно пролили на полотно едкую кислоту. И... «На том месте образа, куда попала кислота, некоторое время было видно пятно, однако реактив не нанес образу ни малейшего повреждения. Постепенно пятно исчезло», — клянутся реставраторы.

Вывод исследователей однозначен: все, связанное с образом Пресвятой Девы Гваделупской, не поддается объяснению с точки зрения современной науки. Способ создания образа остается необъяснимой загадкой. Уже упоминавшийся доктор Филип Каллахэн утверждает, что образ не может быть создан рукой человека: «Как иначе можно объяснить происхождение образа, созданного без красок, на неповрежденной ткани?» Ему вторит доктор Хосе Асте Тонсманн: «Каким образом — помимо того, что на полотне нет красок — цвета сохраняют свою яркость и блеск?»

Одно из необходимых условий признания феномена реально существующим явлением — повторяемость и воспроизводимость эксперимента. В случае с образом Девы Марии Гваделупской наличие феномена многократно подтверждено. Таким образом, научные исследования последних лет подтвердили то, что верующие знали с самого начала: образ Девы Марии Гваделупской не является произведением человеческих рук.

«Феномен образа остается непонятным для науки, — говорит настоятель санктуария Девы Марии Гваделупской прелат Диего Монрой Понсе. — К нам приезжали ученые из Австралии и Германии, были даже специалисты из НАСА. Всякий раз оказывалось, что образ, несмотря на свой почтенный возраст, не имеет никаких повреждений, хотя материал, на котором он выполнен — волокно кактуса-айяте, — разлагается через несколько десятков лет после изготовления. До наших дней вообще не сохранилось ни одного образца подобной ткани, изготовленной в XVI веке».

Атеисты эту загадку предпочитают тщательно замалчивать: неоспоримые факты, многократно подтвержденные столь любимой ими наукой, слишком больно бьют по человеку, произошедшему от обезьяны. Те же из скептиков, кому приходится вплотную столкнуться с тайной образа Девы Марии Гваделупской, как правило, быстро утрачивают свой скептицизм и становятся едва ли не самыми горячими «гуаделупанос». Примеров тому сотни. Так, мексиканский архитектор Рамирес Васкес, которому в 1975 году было поручено строительство новой базилики Пресвятой Девы Гваделупской, получил разрешение на тщательное изучение образа. Результаты этого «личного знакомства» были для него шокирующими. Испытав сильнейшую интеллектуальную и духовную встряску, архитектор отказался от своего прежнего агностицизма и стал ревностным христианином.

Священник Хавьер Эскальда многие годы занимался исследованием образа Девы из Гуаделупе. Его выводы также подтверждают сверхъестественное происхождение образа:

«На плаще Девы Марии можно без труда распознать множество созвездий. Научные исследования, проводившиеся в 1981 году, показали, что расположение звезд на плаще идентично тому, что имело место над Мексикой в феврале 1531 года. Однако это расположение не является геоцентрическим, т.е. оно дано не с точки зрения наблюдателя, находящегося на Земле. Оно гелиоцентрично! Так звездное небо выглядело в случае, если бы наблюдатель находился на Солнце».

Доктор Меро Эрнандес Илескар, астроном, вместе со своими коллегами из Франции обнаружил, что звезды на плаще Девы Марии указывают на день, в который Богоматерь в последний раз явилась Хуану Диего: «Расположение звезд на плаще Марии соответствует их расположению на зимнем небе в указанный день — 12 февраля 1531 года, в 10.40 утра».

Но то, что превратило христианскую реликвию в настоящую сенсацию последних лет, оказалось запечатленным в глазах Богоматери.

Глаза Девы Марии Гваделупской обладают необыкновенной глубиной. Они выглядят как глаза живого человека. Исследования позволили даже выявить маленькие сосуды-капилляры на веках, были идентифицированы и следы микроартериальной циркуляции крови на периферии левого глаза Богоматери. С помощью новейшей техники ученым удалось также обнаружить в глазах Девы Гваделупской явление так называемой рефлексии, которое можно наблюдать только у живых людей и которое невозможно создать при помощи даже самых изощренных, наисовременнейших методов живописи.

А в 1929 году штатный фотограф базилики Альфонсо Марке обнаружил в правом глазу Девы... ясное изображение бородатого мужчины. Сперва он не поверил собственным глазам: «Как такое может быть?» Однако, изучив многие другие снимки, он убедился, что зрение его не подводит, и известил о своем открытии администрацию базилики. Ему, однако, не поверили. Бедняге фотографу сильно досталось от начальства, ему запретили даже думать об этом, а не то что рассказывать о своем открытии. Он подчинился. Но двадцать лет спустя, 29 мая 1951 года, один из ученых, занимавшихся исследованием образа, Хосе Карлос Салинас Чавес, также изучая фотографии (гораздо более лучшего качества), сделал точно такое же открытие! Он ясно различил изображение бородатого мужчины в правом глазу и несколько более худшее — в левом.

Открытием заинтересовались офтальмологи и физики. Группу из 20 специалистов возглавил известный в ту пору врач-окулист доктор Хавьер Торроэлья Буэно. Ученые тщательно исследовали не только фотографии, но и сам образ. Результаты были обнародованы 27 марта 1956 года. В своем отчете исследователи писали, что им удалось выявить в глазах образа Девы Марии присутствие тройного отражения (явление Пуркинье-Сансона), характерное для глаз любого живого человека. Эти отражения находятся точно там, где им и положено быть согласно с упомянутым явлением, а деформация этих образов соответствует преломлению роговицы.

В том же году доктор-офтальмолог Рафаэль Торриха Лавуанье исследовал глаза Девы Марии во всех деталях офтальмоскопом. Он заметил, что изображения людей появились на роговице глаз именно там, где и должны были появиться соответственно восприятию нормального человеческого глаза. Офтальмологи провели и множество других исследований. Все они подтвердили первоначальные выводы.

На протяжении последних двадцати лет исследованием образа Девы Марии занимается живущий в Мексике перуанский ученый Хосе Асте Тонсманн, доктор информатики. В 1979 году он занимался обработкой микроскопических изображений с помощью ЭВМ. Четыре года спустя его пригласили участвовать в исследованиях образа Гваделупской Божьей Матери, проводимых Центром Гваделупских исследований (Centro de Estudios Guadalupanos) в Мехико. «В ту пору я узнал, что за 60 лет до этого некий фотограф открыл какой-то удивительный образ в зрачках Богоматери, — рассказывает Тонсманн. — Мне также стали известны результаты исследований Хосе Карлоса Салинаса, который в 1951 году при помощи простого увеличительного стекла пытался рассмотреть эти изображения. Я же располагал компьютерной техникой, поэтому немедленно приступил к рассчитанным на долгое время работам».

Изучая образ, Тонсманн впервые применил метод цифровой обработки изображений, использовавшийся до этого только в космических исследованиях. Исследования продвигались крайне медленно, каждый эксперимент длился месяцами. Только в начале 2001 года Хосе Асте Тонсманн опубликовал результаты своих двадцатилетних работ. Его выводы повергли научную общественность в шок.

Образ Девы Гваделупской имеет размеры 145 x 105 см, а зрачки глаз — диаметром около 7 мм. Тонсманн увеличил размер зрачков в 2500 раз. «Таким образом мне удалось обнаружить нечто крайне поразительное: в правом зрачке я уверенно различил изображение сидящего индейца».

Вторым образом, который распознал исследователь, стало изображение индейца Хуана Диего. Потом он обнаружил лик пожилого мужчины. «Сначала я не мог понять, кого могло представлять это изображение. Однако вскоре мне попалась на глаза картина известного художника Мигеля Кабреры, где я увидел очень похожее лицо. Это был портрет епископа Сумарраги». Затем исследователь распознал двух мужчин, один из которых имеет густую бороду. Оба смотрят на Хуана Диего, который разворачивает свой плащ.

Следующее открытие повергло ученого в полное ошеломление. «Очередным открытием было распознавание фигуры женщины, которая имела явно негритянский облик. Мне показалось, однако, что это какие-то мои заморочки. Негритянка в Мексике в 1531 году? Этого не могло быть. Но тут мне на помощь пришли историки. Оказалось, что в завещании епископа Сумарраги имеется упоминание о том, что он дарует свободу принадлежавшей ему семье негров-рабов».

Всего в правом зрачке глаза Девы Марии исследователю удалось распознать 12 фигур. Все они разного размера, так как запечатлелись в перспективе — так, как если бы изображение было фотографией того, что видела Дева Мария. Впрочем, все фигуры действительно запечатлены с фотографической точностью, и Тонсманн даже сумел идентифицировать некоторых из этих людей.

Сцена соответствует тому моменту, когда Хуан Диего разворачивал свой плащ с отпечатавшимся на нем образом Девы Марии перед епископом Сумаррагой. Кроме Диего в группе фигур исследователь различает сидящего индейца, поднявшего глаза к небу, — скорее всего, это слуга епископа Сумарраги. Стоящий в профиль полноватый пожилой мужчина с белой бородой — это сам епископ, его облик весьма похож на портрет Сумарраги, написанный художником Мигелем Кабрерой. Молодой мужчина, стоящий рядом с ним, по всей видимости, переводчик Хуан Гонсалес. В сцене присутствуют и темнокожая женщина, вероятно, негритянка-рабыня, и мужчина явно испанского происхождения, с задумчивым взглядом поглаживающий бороду.

Одним из аргументов в пользу того, что наличие обнаруженных в зрачках изображений не может быть объяснено ни одним рациональным способом, являются размеры деталей. Эти микроскопические изображения не могли быть выполнены человеческой рукой, даже в наше время такая задача была бы трудновыполнима. Так, в ухе индейца хорошо видна серьга. Ее толщина меньше, чем человеческий волос. Среди других подобных микроскопических деталей — слезы волнения на лицах, завязки сандалий сидящего на земле индейца, четко очерченный профиль этого же индейца с орлиным носом, у «испанца» — борода и усы, прилегающие к щекам и т.д. Эта детализация необъяснима с точки зрения техники живописи: зачем она нужна, если любая икона рассчитана на восприятие ее издалека, а невооруженным глазом все равно ничего нельзя различить? Если предположить, что образ создавался человеком, то этого человека следует признать необычайно талантливым идиотом, неизвестно с какой целью кропотливо прорисовывавшим микроскопические детали изображения чуть ли не до атомарного уровня. Впрочем, мы уже говорили, что на образе Девы Марии Гваделупской нет следов работы кистью и он создан не с помощью красок, а необыкновенная, сверхъестественная детализация изображения исключает саму возможность того, что образ мог создать человек. Все результаты научных исследований свидетельствуют об этом. В мире нет больше ни одной картины и даже ни одной фотографии с подобной степенью точности и детализации.

Когда Тонсманн увеличил изображение левого глаза Богоматери, то оказалось, что в его зрачке имеются точно такие же фигуры, что и в правом, однако находящиеся под другим углом зрения и с иными пропорциями, что объясняется оптическим эффектом при отражении противостоящего объекта. Но на этом открытия Тонсманна не закончились.

В центре зрачков Тонсманн выявил еще более мелкую группу фигур, не связанных с первой. Это индейская семья — муж, жена и несколько детей. Самого маленького ребенка женщина несет на плечах — так, как это было принято у мексиканских индейцев в XVI столетии. Доктор Тонсманн видит в этом открытии своеобразный знак, данный Пресвятой Девой, ее послание, адресованное нам, людям нынешней эпохи.

«Нельзя не удивляться тому, что эти микроскопические изображения оставались в неизвестности почти 500 лет, прежде чем современная техника не позволила их распознать, — говорит Тонсманн. — Это свидетельствует только о том, что послание Девы Марии ждало своего часа. Образ семейства служит для нас напоминанием о том, какое огромное, непреходящее значение имеет семья. Это особенно актуально в наше время, когда этот важнейший общественный институт пытаются отпихнуть все дальше и дальше на задний план». Ненапрасно один из титулов Девы Марии Гваделупской звучит как «Покровительница детей, которым предстоит родиться». Исследователь полагает, что образ семьи в зрачках Девы Гваделупской духовно связан с нашим антигуманным и материалистическим временем, которое серьезно угрожает нравственному облику человечества, и в первую очередь семейным устоям.

Характерно, что лик Пресвятой Девы Гваделупской имеет смугловатый оттенок, поэтому индейцы видят в ней едва ли не свою одноплеменницу. Ее любовно называют «Ла Индита» («индеаночка»), «Ла Моренита» («смугляночка»).

День 12 декабря — праздник Пресвятой Девы Гваделупской — отмечается в Мексике как общенациональное торжество. В этот день кварталы, примыкающие к церкви Нуэстра-Сеньора-де-Гуаделупе, бывают как никогда запружены людьми, приехавшими со всех концов страны и даже из-за рубежа. Бесконечный поток паломников с цветами, песнями и молитвами течет к образу Матери мексиканцев. Празднества, собирающие до 4 млн человек, продолжаются два дня и завершаются настоящим всенародным карнавалом. И в обычные дни площадь, прилегающая к церкви Нуэстра-Сеньора-де-Гуаделупе, никогда не бывает пустой. Сюда приезжают паломники со всей Латинской Америки, из Европы, с Филиппин. Ежечасно перед образом Пресвятой Девы проходит до 15 тыс. человек.


Определения, значения слова в других словарях:

Величайшие храмы мира
Над огромной площадью в центре мексиканской столицы вздымаются в небо две монументальные башни городского собора Мехико — некогда самой большой постройки Нового Света. Первоначально на его месте существовала небольшая церковь, построенная в 1520-е годы, во времена первых...
Величайшие храмы мира
Пуэбла (Пуэбла-де-Сарагоса) — один из крупнейших мексиканских городов с населением около миллиона человек, живописно расположенный в горной долине, окруженной конусами вулканов. Первоначальное его название — Пуэбла-де-лос-Анхелес («город ангелов»), и лишь в 1862 году город был...
Величайшие храмы мира
«2394 квадратных метра красоты». Такой эпитет нередко применяют к собору старинного мексиканского города Сакатекас. Расположенный в узкой горной долине на высоте 2496 м над уровнем моря, этот город в эпоху испанского колониального владычества являлся вторым по значению «...
Величайшие храмы мира
Зубчатая громада Храма Воинов возвышается справа от пирамиды Кукулькана. Окружающие его ряды узорчатых колонн напоминают выстроившуюся как на парад грозную армию тольтеков — покорителей Юкатана. Еще два каменных стража вырастают прямо из ступеней лестницы, которая ведет наверх...
Величайшие храмы мира
В первой трети Х века над землями майя начала собираться гроза. Бывший правитель центральномексиканского города Толлана, Топильцин Кецалькоатль — «Пернатый Змей», потерпевший поражение в борьбе с соперниками, бежал со своими приверженцами на побережье Мексиканского залива и там...
Величайшие храмы мира
В то время, когда в Европе набирала силу Великая Римская империя и легионы Юлия Цезаря уходили на покорение Галлии и Британии, на другом краю Земли, в Новом Свете, появилась одна из величайших цивилизаций Америки — цивилизация майя. Просуществовав более тысячи лет, создав...
Величайшие храмы мира
К северу от мексиканской столицы, у отрогов горной цепи Восточная Сьерра-Мадре, находится Теотиуакан — древний город в долине Мехико. Теотиуаканская цивилизация стала первой индейской цивилизацией на территории Мексики. До сих пор точно не установлено, что за народ создал в III...

Поделиться:

Реклама

Монтаж ПНД труб своими руками.